Удомля

Удомля

9 мая 2019 г.

"Госпиталь в Удомле"

На страницах этого блога есть уже много рассказов-воспоминаний о войне, о том, как жила Удомля в те суровые годы. Сегодня, в День Победы, я хочу познакомить читателей с еще одним таким рассказом: это статья Н.А. Архангельского из удомельской газеты "Путь Октября" 1987 г., посвященная госпиталю, который размещался в Удомле в годы войны.

Н.А. Архангельский
Госпиталь в Удомле


Война. Черной тучей она закрыла небо нашей Родины, вошла изнуряющим холодом и всепожирающим пламенем, гневом и болью в нашу жизнь и в наше сознание на долгие четыре года. Она убивала и калечила людей, переворачивала судьбы, безжалостно потрошила наши розовые довоенные представления о сущности бытия. И чтобы выстоять в этой страшной кровавой войне и одолеть врага, нужны были величайшая уверенность в правоте нашего дела, готовность народа к самопожертвованию и железный закон: «Все для фронта, все для победы».
Теперь, вглядываясь в события и человеческие судьбы времен войны, мы восхищаемся выносливостью, долготерпением и силой духа советских людей, решавших вопросы жизни и смерти всего советского народа.
К сожалению, кое-кто стал всматриваться не в сами события, а в их отражение в кривых зеркалах домыслов и сплетен, и увидел другие проблемы, В нашей газете 7 июля 1987 года № 81 было опубликовано письмо Е. Кукушкиной «Не изменяла делу», а 14 июля редакция получила гневное письмо Капризновой А. В. по поводу фразы в публикации Кукушкиной: «Многие медсестры не выдерживали голодной жизни в больнице, шли работать в госпиталь. В госпитале давали хороший паек, хорошо кормили».
Редакция допустила ошибку, пропустив эту фразу в печать. Получилось, что госпиталь был кормушкой для тех, кто там хотел работать, а, значит, там работали те, кто хотел хорошо кормиться. Обидные слова в адрес госпитальных работников, гневное письмо от бывшей медсестры эвакогоспиталя Капризновой А. В. заставили меня побеседовать со свидетелями, самому вспомнить госпитальную жизнь и тоже написать в газету.

Госпиталь в Удомле. Это тоже была война, ее кровавый итог. И в то же время это был большой и богатый событиями период военной истории Удомли.
В Удомле вообще-то было 2 госпиталя. Первый появился в октябре 1941 года, заполнил весь больничный городок, выплеснулся на Мерлугино и Удомлю всем своим особым военным бытом, напряженной круглосуточной работой. И там, где был госпиталь, все подчинялось его неумолимому ритму. Районная больница втиснулась в один домик, где сейчас располагается терапевтическое отделение. Болеть по пустякам было некогда. Рядом ходила смерть, и все медицинские силы были брошены на помощь госпиталю. Работники районной больницы, надо отметить, не сами переходили, а переводились в госпиталь по направлениям партийных и комсомольских комитетов района. В подтверждение этого сошлюсь на Указ Президиума Верховного Совета СССР от 26 июня 1940 года «О переходе на восьмичасовой рабочий день, на семидневную рабочую неделю и о запрещении самовольного ухода рабочих и служащих с предприятий и учреждений». Указ, сыгравший огромную роль в укреплении трудовой дисциплины, действовал со всей строгостью и во время Великой Отечественной войны.
Весной 1942 года госпиталь уехал. На его место разместился другой, из Ворошиловграда, и тоже заполнил Удомлю до края. Раненых размещали не только в больничных корпусах, но и по квартирам в Мерлугине и Удомле. Под госпитальные палаты были заняты школа № 1, двухэтажный дом на улице Сталина (ныне Попова), второй этаж Дома культуры, контора раймолоко и аптека на улице Володарского и другие здания. На удомельских улицах зазвучала украинская речь. Этот госпиталь разместился основательно и был в Удомле до весны 1944 года, когда началось наступление Северо-Западного фронта.
Раненые поступали поездами, зимой — самолетами с посадкой на лед озера Песьво. Регулярно, до 17 раз в сутки «кукурузники», набив ранеными фюзеляжи и подвесные гондолы, садились под самый больничный бор, под его защиту от возможной встречи с фашистскими стервятниками. Работа в госпитале была очень напряженная и по времени не нормированная. Недавно в разговоре с однополчанином-артиллеристом я узнал, что по образованию он — медик, и я спросил, наивно полагая, что у медиков жизнь легче, чем у артиллеристов, почему же он оказался у пушек. И он ответил: «Насмотрелся я на человеческую боль, наковырялся в человеческом мясе и крови и решил: лучше я буду сам погибать, стреляя по врагу, чем заниматься страшным делом — собирать и штопать человека». Как видно, не каждому по нутру занятие военных медиков.
Конечно, Удомельский госпиталь был в лучших условиях, чем полевые медицинские подразделения. Здесь не стреляли, хотя изредка бомбили, но крови и смертей было больше, чем достаточно. К сожалению, мы и сейчас не знаем точно число воинов, скончавшихся в госпитале от ран, но уверен, что список фамилий на памятнике в парке Победы может быть в результате поисков значительно увеличен. Но не числом умерших определяется тяжесть труда медика. Поднять на ноги и вернуть в строй бойца — благодарная и неимоверно трудная работа, тем более, если его действительно приходилось «собирать и штопать». Я и сейчас вижу ушедшие в историю эпизоды той напряженной госпитальной жизни как наяву.

Раньше перед главным корпусом больницы была зеленая лужайка со скамейками вдоль стен. На них сидят, греясь на солнце, раненые в бинтах, с костылями, палочками. Это — «ходячие». «Лежачих» же худенькие быстрые девчонки-санитарки выносят на носилках на эту лужайку подышать сосновым воздухом. «Лежачие», странно неподвижные в гипсовых нарядах, тихо переговариваются между собой или дремлют под скромным удомельским солнцем. Только начнут собираться тучи, те же девчонки бегом начинают перетаскивать «лежачих» в палаты. Бор тогда был чист и не обезображен порубкой и строениями. Здесь иногда бродят «ходячие». Здесь же бегают с громадными кастрюлями санитарки, получают обед и несут по палатам. Для раненых в Удомле обед везут на подводах. Как огромный муравейник живет, шевелится, дышит в хлопотах и заботах госпиталь. Прием эшелонов, обработка вновь прибывших, поиски продуктов, поиски мест для размещения и их подготовка и постоянные перевязки, процедуры, кормления, уборки, комиссии по выписке и, неизбежно, похороны. Здесь офицеры, рядовые, вольнонаемные — все в постоянном движении. Белые халаты, как бы приравнивают их перед общим великим делом восстановления здоровья фронтовиков. Да, здесь нужно было хорошее питание и раненым и медикам. И как об этом мечтали и как принимали меры, чтоб как-то увеличить более чем скромный госпитальный рацион!
Известно, что РК ВКП(б) и РК ВЛКСМ принимали меры по пополнению госпитального рациона овощами, корнеплодами и картофелем. Но в районе не было излишков. Было голодно. И кто мог позавидовать «хорошим госпитальным пайкам»? Да, пайки давали:  сахар и крупы. Дважды сам получал несколько скромных кулечков, выданных на месяц, готовый съесть их сырьем, голью за один присест, но сдерживал себя, нес домой, сестре и брату. Со стороны могло и показаться, что в госпитале живут сытые люди. Они много и дружно трудятся, веселы, энергичны и даже поют песни. Что и говорить, отличные люди были в госпитале. Многие забылись, но все-таки вспоминаю остроумного начфина, выступавшего в самодеятельности в качестве конферансье и называвшего себя «капитаном Шуруповым»; очаровательную и гордую красавицу — военврача Деревянко, высокого, сухого, но доброго начальника госпиталя, по-домашнему добрую, веселую старшего повара тетю Фросю, вольнонаемного, оказавшегося после боев под Старой Руссой без руки, кладовщика Гусева, девушку рентген-техника, лейтенанта медицинской службы, которая жила в нашей квартире; она приходила молча с работы поздно вечером, молча ложилась спать и утром, раньше всех, так же молча вставала и уходила на работу. Она прожила у нас больше года, а мы ее почти не видели и не слышали ее голоса. Все эти люди работали, не считаясь со временем, не ворчали на сложности жизни. Они честно выполняли свой долг перед Родиной во имя будущей Победы.
Да, они пели. Вспоминаю, как летом 1942 года вечерами свободные от работы врачи и сестры - украинцы пели незнакомые, непонятные, но такие задушевные песни про «дивчину» и «козака». Потом появилась самодеятельность, которая часто выступала перед ранеными и медперсоналом с удивительными концертами, поднимавшими людей над трудной повседневностью, давая им новые силы. Проблемы сытости как-то отходили на второй план. Главное было — победить врага.
Госпиталь это наша история, наша жизнь, и рассказывать об этом надо честно, без искажения тех неповторимых событий, прошумевших и оставивших след на нашей земле.


P.S. Статьи о войне:
"Земля вставала на дыбы"

26 января 2019 г.

Схема Удомли 1987 года


Еще одна схема старой Удомли стала доступна для всех интересующихся.

На форуме Путника удомельский краевед – уважаемый Борис Константинович Виноградов разместил Схематическую карту Удомли 1987 года. На ней старая Удомля сохранилась такой, какой была в самом начале строительства города Удомля.
Схема уникальна – поэтому огромное спасибо Борису Константиновичу за то, что поделился с нами этим раритетом!


Скачать эту схему можно здесь.

Схему Удомли 1961 года можно увидеть здесь

3 июля 2018 г.

Удомля, 1910


Еще одна интересная страничка из прошлого станции Удомля открылась мне при изучении исторического документа «Постановления Вышневолоцкого очередного Уездного Земского Собрания 28, 29 и 30 сентября и 1 октября 1910 года».

Давайте попробуем представить себе Удомлю, какой она была в 1910 году.
Это была уже не та маленькая станция с четырьмя жилыми домами, как в конце XIX века. Кроме железнодорожников, поселившихся здесь для обслуживания станции, постепенно тут появились торговые люди, предприниматели – все те, кто увидел для себя на новом месте возможности и перспективу для развития своего дела.

К 1910 году в Удомле уже был лесопильный завод отца и сына Калининых; кирпичный заводик имел купец Соловьев А. Ф.; было 7 хлебных лавок, различную торговлю (овсом, мукой, мануфактурой, бакалеей) вели купцы: братья Гудовские, Алексей и Василий Кирилловичи, Щеголев А. В., Розин А. И., Дмитриев П. Ф. и др.

И вот уже от вокзала вдоль железной дороги в сторону деревни Паношино (теперь на ее месте улицы Свердлова, Гагарина) протянулась первая удомельская улица – Большая, переименованная позже в Пионерскую.
А вот в 1910 г. в Паношино появилась и своя церковь – деревянный храм в честь Скорбящей Божией Матери (находилась на ул. Гагарина, 32).
Церковь Скорбящей Божией Матери. 1930е гг.
Можно с уверенностью предположить, что эта церковь строилась по инициативе и на пожертвования удомельских торговых людей: ведь до их появления здесь деревня Паношино относилась к приходу церкви ИоаннаБогослова, что в Троице, и все церковные службы проходили там. Поселок рос, купцы обживали и застраивали новые территории, стремясь сделать его удобным для жизни.

Однако оказалось, что не все планы новых устроителей поселка Удомля могли быть осуществлены. В 1910 году «инициативная группа», как сказали бы сейчас, жителей ст.Удомля и прихожан с. Паношина сделали попытку организовать на ст.Удомля пункт медицинской помощиОни обратились в Вышневолоцкое Уездное Земское Собрание с просьбой перенести на станцию Удомля фельдшерский пункт из деревни Слободка, где он тогда находился. Аргументировали они свою просьбу тем, что станция Удомля является торговым центром, где постоянно пребывает большое число окрестных жителей, которым было бы удобно получать здесь и врачебную помощь. 
Вот это письмо-просьба:


Покорнейшая просьба

 Мы нижеподписавшиеся, имеем честь обратиться в Земскую управу по поводу перемещения земского фельдшерского пункта на ст. Удомля из дер. Слободки, где он в настоящее время находится. В виду дальнего пятиверстного расстояния, тяжело отзывается на нас и окрестных жителях при нужде воспользоваться врачебною помощью, отсутствие медицинского персонала. Принимая во внимание постоянное сосредоточение окрестных жителей на станцию железной дороги для приобретения разных продуктов, равно и в почтово-телеграфное отделение, сплошь и рядом привозимых, заодно больных, желающих получить немедленно медицинскую помощь, принуждены бывают отвозить еще за пять верст, чем теряют время. При этом больным приходится ожидать на улице до окончания дела родственников, с которыми они приехали. Между тем, случаи поездки на станцию у окрестных жителей бывают часты, и при перемещении фельдшерского пункта на станцию облегчило бы возможность окрестных жителей попутно воспользоваться и медицинскою помощью. Не имея свободного времени трудящемуся населению для нарочной поездки в деревню Слободку, часто болезни, вполне легко излечимые при своевременной помощи, бывают запускаемы и тогда оканчиваются не благоприятным исходом. Перемещение фельдшерского пункта из деревни Слободки на стацию не ляжет тяжелым бременем для окрестных жителей деревни Слободки, так как ее окрестные жители сами постоянно имеют сношение со станцией и они одновременно могут воспользоваться еще лучше врачебною помощью. Кроме этого, окрестные жители Слободки, расположенные в сторону села Котлован, имеют возможность обращаться за медицинскою помощью в Котлованскую земскую лечебницу. Далее, близость станции, где при эпидемических болезнях всегда могут быть случаи занесения заразы чрез пассажиров, своевременная медицинская помощь может сразу положить предел распространению болезни и, таким образом не дать возможности принять эпидемического характера. При переводе из деревни Слободки на станцию фельдшерского пункта амбулаторная деятельность медицинского персонала принесет громадную помощь всем окрестным жителям этого района, на что, по всей вероятности, с нашим мнением может согласиться и фельдшер, находящийся при этом врачебном пункте. Обсудив это важное, по существу дела, обстоятельство, мы нижеподписавшиеся, находящиеся в таких неблагоприятных условиях в получении своевременно медицинской помощи, решили всепокорнейше просить и ходатайствовать пред Вышневолоцкой Земской Управой, не найдет ли она возможным перевести фельдшерский пункт, находящийся в деревне Слободке, на станцию Удомля.
При сем считаем необходимым дополнить, что помещение для врачебного пункта нами намечено, содержание которого для Управы не увеличится, так как стоимость содержания его с отоплением в такой же сумме, как и в деревне Слободке, т. е. 145 руб. в год.
О последующей резолюции со стороны Земской Управы на поданное нами прошение просим сообщить на имя священника села Паношина о. Алексея Виноградова. Арес: станция Удомля М. В. Рыбинск. жел. дор., сентября 4 дня 1910 г. Скорбященской церкви села Паношина священник Алексей Виноградов. Псаломщик Иван Ахматов. Церковный староста Василий Гудовский, представители прихода: Александр Васильевич Щеголев, Дмитрий Сергеев Щеголев, Василий Калинин, Начальник почтово-телеграфного отделения Соколов, Иван Егоров Новожилов, Павел Федоров Дмитриев, Иван Петров Налетов, Татьяна Ивановна Кабанова, Александр Иванович Розин, Федор Григорьев Соловьев и Федор Филиппович Соловьев.(1)

Земская Управа передала это обращение в Санитарный Совет при Уездной Управе. Однако Санитарный Совет «высказался против перенесения фельдшерского пункта, находя, что смешение подачи медицинской помощи с торговыми делами населения с медицинской точки зрения нежелательно. С своей стороны Уездная Управа, находя, что с перенесением фельдшерского пункта к ст.Удомля, большая часть Удомельскорядской волости будет очень отдалена и этим останется почти без медицинской помощи и имея в виду, что расстояние от ст. Удомля до места настоящего расположения фельдшерского пункта, около с. Троица, всего 5 верст, полагала бы ходатайство прихожан с. Паношина отклонить, представляя одновременно все изложенное на усмотрение Земского Собрания».

Земское Собрание, рассматривая данный вопрос, согласилось с точкой зрения Санитарного Совета:
«По докладу № 25 - По прошению проживающих на станции Удомля М.В.Р. жел. дор. и представителей прихожан села Паношина о переводе фельдшерского пункта из дер.Слободки на станцию Удомля.
Председатель управы Н.Н. Колокольцов добавляет, что ходатайство уже представлялось Собранию прежде и было отклонено, так как просители могут пользоваться помощью железнодорожного врача. Доклад принят».
Ходатайство жителей Удомли было отклонено…

Вот так станция Удомля осталась без медицинского пункта… И лишь спустя 10 лет, стараниями Раисы Алексеевны Поповой, 25 марта 1920 г. на берегу озера Песьво была наконец-то открыта Удомельская больница. Но в это время пос. Удомля уже стал центром Удомельско-Рядской волости.


Ссылки:


1.Постановления Вышневолоцкого очередного Уездного Земского Собрания 28, 29 и 30 сентября и 1 октября 1910 года с приложениями к ним. Изд. 1911 г.  URL: https://dlib.rsl.ru/viewer/01003847498#?page=245

14 апреля 2018 г.

Старицкий район, деревня Тесьмино


Этот мой рассказ не имеет  прямого отношения ни к станции Удомля, ни даже к Удомельскому району. Дело в том, что мой дедушка, Шалев Иван Петрович, который почти всю жизнь прожил в Удомле, родился в Старицком районе, в деревне Тесьмино (Тесмино). И здесь я хочу рассказать о том, что мне удалось узнать об этой деревне и о моих предках по этой линии.

Начну с того, что о существовании этой деревни я узнала из наградных документов моего дедушки, где указано его место рождения: Калининская обл., Старицкий р-н, д. Тесьмино. Найти эту деревню на современных картах невозможно – ее там нет. Обнаружить ее удалось на картах от 1950 г. и ранее. Вот она на карте 1941 года, рядом – река Шостка.
Карта 1941 года
А вот здесь, на карте 1989 года, деревни Тесьмино нет.
Карта 1989 года
Как показала «Справочная книга по Тверской епархии на 1915 год» (1), деревня Тесьмино (или Тисьмино, – как ее только не записывали!) относилась к приходу Воскресенской церкви села Буконтово. Это село вы можете видеть на картах выше.
Из "Справочной книги по Тверской епархии на 1915 г."
«Тверской епархиальный статистический сборник» (2) издания 1901 г. дает следующую информацию о церкви в Буконтово: церковь Воскресенская построена в 1796 г., каменная, престолов 5: Воскресения Христова, Покрова Пресвятой Богородицы, Святителя Николая, Знамения Божией Матери и Великомученика Пантелеймона. Прихожане: села Буконтово, деревень Жилкино, Логуново, Дудорово, Пестово, Исаково, Тесьмино. Деревня Тесьмино была небольшой: в ней указано 7 дворов, 27 мужчин, 34 женщины.

Итог моего изучения метрических книг Воскресенской церкви села Буконтово меня очень порадовал: я нашла не только запись о рождении моего дедушки, но и запись о венчании его родителей!
Вот здесь записано, что 25 августа 1905 года у крестьянина Тредубской волости деревни Тисьмина Петра Павлова и его жены Пелагии Тихоновой родился сын Иоанн. Восприемниками были деревни Тисьмина крестьянин Андрей Николаев и деревни Лопатина крестьянка Стефанида Тихонова. Младенец Иоанн – это и есть мой дедушка.
Запись о рождении моего дедушки, Ивана Петровича Шалева
А вот запись о венчании 5 февраля 1889 г.:  жених – прихода села Буконтово деревни Тихмина (!) крестьянин Петр Павлов, 19 лет; невеста – села Заречья деревни Лопатина крестьянская девица Пелагия Тихонова, 21 года. Это мои прадед и прабабушка.
Запись о венчании родителей моего дедушки
Попытаться представить, какой была деревня Тесьмино в то время, можно, заглянув в «Сборник статистических сведений о Тверской губернии. Т. 4 Старицкий уезд»(3) изд. 1890 г. В нем указано, что в 1886 году в Тесьмино было 10 дворов, проживало 33 мужчины и 32 женщины – всего 9 семей и 1 бобыль. Грамотных было 17 мужчин, местными и отхожими промыслами занимались 15 человек. Преобладающий промысел на тот момент указан – судорабочие. Вот эта небольшая деревня и была родиной моего дедушки.
Деревня Тесмино на карте 1871 года
Дальнейшие поиски по ресурсам Интернета привели меня к книге А.Зимина «Опричнина Ивана Грозного» (4), где упоминается о том, что в середине XVI в. Генрих Штаден получил свое первое старицкое поместье – сельцо Тесмино, ранее принадлежавшее одному из дворцовых людей князя Владимира Андреевича Старицкого (Генрих фон Штаден –  немецкий авантюрист, опричник царя Ивана Грозного. Автор нескольких сочинений, посвященных России и впервые опубликованных в 1917 году под общим заглавием «Записки о Московии» [Из Википедии]). В 1572 году Штаден лишился своих имений, но кто после него стал владеть Тесьмино, мне пока не известно.
В 1778 г. Тесьмино представляло собой пустошь, принадлежащую ротмистру Ивану Талызину (РГАДА. Ф.1354. Оп. 505. Ч.1. Алфавит №201). Деревня перестала существовать. Поэтому не удивительно, что в исповедных ведомостях и ревизских сказках о ней не упоминается вплоть до 1844 года, когда помещик, флота капитан-лейтенант Бабарыкин (Бобарыкин) Андрей Александрович, переводит часть своих дворовых людей и крестьян из деревень Толвенцово, Пролежнево и Дерягино в деревню Тесьмино, - всего 45 человек, включая детей. И вот среди тех крестьян, кто переехал из деревни Толвенцово, были и мои предки – мой прапрапрадед Лука Алексеев с семьей. С тех пор он и его потомки жили в деревне Тесьмино.

Надо отметить, что при помещике Бабарыкине Тесьмино, как и три другие его деревни, Дерягино, Пролежнево и Толвенцово, относились к приходу Знаменской церкви села Брод (Броды). Это мне удалось установить, изучая исповедные ведомости церквей села Буконтово и Броды.
О селе Броды сайт «Соборы.ру» сообщает: «По данным клировых ведомостей Старицкого уезда за 1828 год: село Брод, в нем церковь деревянная во имя Знамения Божия Матери на каменном фундаменте, построена в 1771 году…»(5). В 1883 г. вместо деревянной была выстроена каменная церковь с тем же названием.
Карта Менде 1853 г.
Сейчас деревни Тесьмино нет на карте, Воскресенская церковь в Буконтово стоит в руинах, Знаменская церковь в Бродах с недавнего времени возрождается.
Церковь в селе Буконтово, 2010 г.
Церковь в селе Броды, 2016 г.
А мой дедушка в 1920е годы покинул родной Старицкий район и волею судьбы оказался в Удомле. Но это уже другая история…


Ссылки в тексте и источники:

1.Справочная книга по Тверской епархии на 1915 год, 1914. URL: http://tverarchive.ru/archive/political-division/ep1915/
2. Н.Добровольский Тверской епархиальный статистический сборник, 1901. URL: http://tverarchive.ru/archive/political-division/eparchial/
3. Сборник статистических сведений о Тверской губернии. Т. 4. Старицкий уезд, 1890. URL: http://docs.tverlib.ru/kraevedenie/stat_sborniki/staricky_uezd/
4. Зимин А.А. Опричнина Ивана Грозного. URL: http://litresp.ru/chitat/ru/%D0%97/zimin-aleksandr-aleksandrovich/oprichnina/10
5. Броды. Церковь иконы Божией Матери "Знамение" // Соборы.ру, 2011.
URL: http://sobory.ru/article/?object=04736#articles-tabs
6. Исповедные ведомости и метрические книги Воскресенской церкви с. Буконтово Старицкого уезда и Старицкого уезда села Брода 1771-1860 годы.

16 марта 2018 г.

Первый промышленник Удомли - И.В.Калинин

Богата история Удомли! Так говорим мы, окидывая мысленным взором 540 лет, прошедших с даты первого письменного упоминания волости Удомля .
Однако история той Удомли , которую я знаю с детства, гораздо короче – ей 149 лет.
Вокзал на ст. Удомля
В 1869 году появилась эта железнодорожная станция – Троица (с 1904 года Удомля) на новой Рыбинско-Бологовской железной дороге. Если постараться, то можно представить себе, как росла эта станция, как приезжали сюда, обживались и оставались здесь переселенцы из других мест. Вместе с ними росла и развивалась Удомля. Кто же они – эти люди, готовые строить новую жизнь на еще не вполне обжитом месте? Какая путеводная звезда зовет их сниматься с насиженных мест и искать счастья вдали от дома?

Одним из тех, кто в числе первых поселился на станции Троица, был Иван Васильевич Калинин. Как и многие другие переселенцы, начав с торговли различными товарами (сведения 1895 г.), он в 1906 году открывает на станции лесопильный завод, став тем самым первым промышленником в Удомле. С появлением этого завода выросло значение станции в грузоперевозках: в 1911 году по перевозке лесоматериалов Удомля заняла 10-е место среди железнодорожных станций Тверской губернии, а по перевозке дров – 8-е место (1). Местное население, благодаря заготовке дров и леса, получило возможность иметь хороший заработок: например, доставка кубометра дров на расстояние 30 верст оценивалась в 8 руб., что в 4 раза превосходило его стоимость (2).
В 1915-16 годах на заводе Калинина было 34 работника. Заработки на лесозаводе были неплохими: пилоставы получали 18-41 рублей в месяц, циркульники – 12,6-21,1 рубля, тележники – 16,15 рубля, сортировщики – 27 рублей. Среднемесячная зарплата на заводе составляла 19 рублей (3).

Так откуда же появился в Удомле этот предприимчивый хозяин, своим трудом строивший будущее Удомли, сумевший на новом месте так устроить свою жизнь, чтобы она приносила удовлетворение ему самому и окружающим людям?
Для меня приятным сюрпризом стало то, что Иван Васильевич Калинин оказался земляком моего прапрадеда Ерёмина Ивана Прокопьевича и таким же потомком ямских охотников, как и он.

Выяснилось, что И.В. Калинин родом из деревни Долгих, которая была частью Ямской слободы на окраине Вышнего Волочка. Здесь издавна жили семьи ямщиков (о них можно прочитать здесь). Согласно Исповедным ведомостям Вышневолоцкого уезда Коломенского погоста выставки села Леонтьева церкви Преображения господня еще в 1780 году в слободе под Вышним Волочком проживали ямщики - братья Фаддей, Сергей и Харитон Калинины с семьями.
Харитон Калинин и был прадедом Ивана Васильевича Калинина. Ямщиком был и  его дед Иван Харитонович Калинин, и отец Василий Иванович Калинин. После указа1853 года в Вышнем Волочке исчезло такое сословие «ямщики»,  и все они стали называться «крестьянами».  А сам Иван Васильевич родился в 1848 году.

В 1870 году И.В. Калинин женился, о чем в Метрической книге Казанского собора Вышнего Волочка от 8 февраля имеется соответствующая запись. Женой Ивана Васильевича стала Ольга Стефановна Якунина, мещанская дочь из города Валдая.

Однако с первых лет жизнь молодой семьи была омрачена горем: в 1871 году умер их первенец – двухмесячный сын Николай, а в 1872 году умерла дочь Мария трех месяцев от роду. Как справились они с этими один за другим настигшими их испытаниями? Кто знает – может быть, именно это и стало одной из причин, подтолкнувших Ивана Калинина к переезду на новое место? Чтобы начать жизнь с нового листа. А трудности обычно помогают преодолеть боль.

Возможно, моя версия ошибочна, но так или иначе, крестьянин деревни Долгих Доркской волости, потомок вышневолоцких ямщиков, Иван Васильевич Калинин в конце XIX века оказался на станции Троица (Удомля). Сначала торговля, потом гостиница, в 1912-13 годах он уже владелец лесопильного завода и мельницы с 24 рабочими. Официальное название предприятия: «Завод Ивана Васильевича Калинина – лесопильный, мукомольный и по выделке  древесной шерсти». (Древесная шерсть, или древесная вата – материал из игл хвойных деревьев, применяемый в качестве наполнителя в грубых тканях, для набивки матрасов и т.п.) (3).
После смерти И.В. Калинина завод перешел его сыну, Василию Ивановичу. В 1917 году предприятие было национализировано. В дальнейшем на базе лесопильного завода Калинина выросла удомельская мебельная фабрика.

Рассказывая о Иване Васильевиче Калинине, невозможно не вспомнить его дом, служивший украшением Удомли, который так и называли «Дом Калинина». Вообще-то у него было несколько домов, и все они располагались в районе бывшей школы №1 (а ныне – библиотеки) на Пионерской улице.
Дом Калинина на ул. Пионерской
Но самый красивый из них был построен в стиле модерн и представлял собой интереснейший образец деревянной архитектуры: карниз  со свисающим "паутинчатым" переплетом с "гирьками", изломанной формы кровля на вынесенных точеных консолях, наличники в виде стилизованных свисающих штор (4). Как жаль, что люди не сохранили эту красоту, доставшуюся им, как подарок от первого предпринимателя Удомли. Ведь этот дом после революции стал государственной собственностью, и сначала там был интернат, в конце ХХ века – Дом ремесел. Но в 2014 году «Дом Калинина» снесли за ненадобностью, чтобы на его месте построить современную безликую трехэтажку…
На месте дома Калинина, 2017 г.
Иван Васильевич Калинин скончался 12 января 1916 года, прожив 68 лет.
Мне бы хотелось напомнить удомельцам о нем – таком же первопроходце, как называют себя иногда строители нового города Удомля. Он так же, как и они, строил и обустраивал Удомлю, свою Удомлю.


P.S. Жаль, что в моем распоряжении не оказалось фотографии И.В. Калинина. Возможно, кто-то из читателей располагает таким фото и сочтет возможным поделиться с нами? С благодарностью приму такой подарок (мой адрес tatamaly@mail.ru)

 Источники:

1. Архангельский Н.А. Очерки по истории Удомельского района. 1917-1929 гг. URL: https://drive.google.com/file/d/1hisVJ8EHOqVd-oFklyyKZG0tjew6r6Ru/view
2. Cтатистико-экономическое исследование грунтовых дорог Тверской губернии, 1911г. URL: http://docs.tverlib.ru/kraevedenie/gruntovie_dorogi/
3. Архангельский Н.А. История Удомельского района с 1900 года по 1917 год. URL: https://drive.google.com/file/d/0B8BpHNW5anaVT0hLQ1hGY2FxY28/view
4. Иванов П. Дом купца Калинина // Тверские своды, 2012. URL: http://tversvod.ru/page163/
5.  Исповедные ведомости Вышневолоцкого уезда Коломенского погоста выставки села Леонтьева церкви Преображения Господня, Вышневолоцкого Казанского собора 1780-1860 годы.
6. Метрические книги Казанского собора Вышнего Волочка 1870-1898.
7. Петрова Т. Ерёмины. Ямские охотники // Станция Удомля, 2017. URL: http://oldudomlya.blogspot.ru/2017/08/blog-post.html
8. Петрова Т. Удомля в справочниках «Вся Россия». Начало ХХ века // Станция Удомля, 2017. URL: http://oldudomlya.blogspot.ru/2017/12/blog-post.html

26 декабря 2017 г.

Удомля в справочниках «Вся Россия». Начало ХХ века

С конца XIX века в России издавались справочники под названием «Вся Россия. Русская книга промышленности, торговли, сельского хозяйства и администрации», где была собрана информация о фабриках, заводах и торговых предприятиях всех губерний Российской империи. Мне показалось особенно интересным то, что в этих книгах были указаны также и фамилии людей – владельцев этих промышленных и торговых предприятий.
Изучив находящиеся в свободном доступе торгово-промышленные справочники России за 1895, 1897, 1900, 1902, 1912, 1913 годы (см. Источники в конце), я сделала небольшую выборку по Удомельско-Рядской волости, в которую тогда входила и станция Троица, ставшая затем станцией и поселком Удомля.


«Фабрики и заводы»
В справочнике за 1912 год Иван Васильевич Калинин указан как владелец лесопильного завода и мельницы близ станции Удомля Московско-Виндаво-Рыбинской жел.дор. Судя по всему, Иван Васильевич – самый первый предприниматель в Удомле. В книгах Н.Архангельского «История Удомельского р-на» (ч.2, 1995 г.) и «Очерки по истории Удомельского района (1917-1929 гг.)»  о нем читаем следующее:

«Лесопильный завод Ивана Васильевича Калинина начал работать в 1906 году. Официально на штампе было полное название предприятия: «Завод Ивана Васильевича Калинина – лесопильный, мукомольный и по выделке древесной шерсти». Кроме того, во владении И.В. Калинина были небольшие лесопильные заводики в Молдине, Спас-Ульстиме, которые не дожили до революции. В 1907 г. Удомельский лесозавод И.В. Калинин передал в управление своему сыну Василию Ивановичу. В 1912-1913 гг. завод вырабатывал 5 567 м3 пиломатериалов, 250 тонн упаковочной стружки, 33 тонны муки…»

А начинал свою деятельность на ст. Удомля (тогда она называлась ст. Троица) Иван Васильевич Калинин с торговли: в справочнике за 1895 год он указан среди торговцев «различными товарами». Позже, с 1900 по 1912 год И.В. Калинин держал гостиницу на ст. Троица. Интересно, где она располагалась? Может быть, в том его доме, что сгорел в 2014 году? 

Удомля. Дом Калинина (быв. Дом ремесел). Сгорел в 2014 г.

«Торгово-промышленные предприятия»
В конце XIX - начале ХХ века в Удомле выделяются оптовые торговцы овсом. «В начале века вывоз приобрел цивилизованный вид. Грузы скупались оптовыми торговцами у крестьян и вывозились на станции, где грузились организованно в вагоны и отправлялись по адресам… Оптовики закупали товар зимой и по зимнику доставляли его к железной дороге» (из книги Н.Архангельского «История Удомельского р-на» (ч.2, 1995 г.)).
В Удомельско-Рядской волости такими торговцами овсом были: Аксаковы Иван Павлович и Михаил Павлович,  Рыжанов Григорий Яковлевич в селе Троица (не путать со ст. Троица); Соловьев Александр Филиппович на ст. Троица; Демидов Федор Иванович в д. Касково; Марков Алексей Маркович в с. Мушино – все они упоминаются в справочниках с 1895 г. по 1912 г. С 1900 года к ним добавились Крылов Андрей Ефимович из д. Вакарино и Щеголев Александр Васильевич из д. Паношино.
Удомля. Дом Щеголева (быв. Дом пионеров).
Расположен на ул. Свердлова
Традиционно основная торговля осуществлялась на ярмарках, которые периодически проводились в установленных местах по всему уезду. Но, кроме этого, существовала и розничная торговля, которую вели местные купцы, открывая лавки, как правило, на первом этаже в своих же домах. В справочниках «Вся Россия» за 1895 и 1897 год под рубрикой «Различные товары» или «Бакалея» упоминаются Аксаков Иван Павлович,  Рыжанов Григорий Яковлевич (село Троица), Соловьев Александр Филиппович (ст. Троица), Демидов Федор Иванович (д. Касково), Марков Алексей Маркович (с. Мушино).  Кроме них в 1895 году указаны Калинин Иван Васильевич (ст. Троица) и Щеголева Матрена Ивановна (д. Паношино), а в 1897 году – Огнева Мария Васильевна (с. Мушино). В 1902 и в 1912 годах в рубрике «Бакалея» никто из Удомельско-Рядской волости не указан.

В справочнике 1913 года в поселке Удомля впервые появляется фамилия братьев Гудовских – торговцев мукой и бакалейными товарами. Всего братьев Гудовских было семеро, жили они на разных станциях: в Кафтино, в Фирово, в Удомле. Их совместное торговое предприятие называлось «Торговый дом братьев Гудовских». В Удомле проживали братья Алексей Кириллович и Василий Кириллович Гудовские (о них – здесь).
Бывший хлебный склад купца Гудовского А.К. сохранился до сих пор – сейчас в нем находится Районный дом культуры.
Удомля. Быв. склад Гудовского. Ныне - РДК
Кроме Гудовских в справочнике 1913 года упоминаются купцы Дмитриев Павел Федорович  - «хлеб-зерно», Розин Александр Иванович – «мануфактура» и Висляков Дмитрий Иванович – владелец гостиницы, - все из поселка Удомля.
Надо сказать, что дом Розина совсем недавно стоял на ул. Володарского, удивляя своим фасадом с эркерным окном, но, увы, и этот дом сгорел в 2014 году, как и многие другие купеческие дома старой Удомли…
Удомля. Дом Розина на ул.Володарского. Сгорел в 2014 г.
Конечно, это далеко не полный перечень всех, кто занимался торговлей в начале ХХ века в Удомле. Существовало множество мелких торговцев, чьи лавочки не попали в справочники «Вся Россия», да и период времени здесь охвачен лишь до 1913 года. Но я надеюсь, что и эта информация будет кому-то интересной, дополнит что-то к уже известным сведениям по истории Удомли. 
А если кто-то захочет прочитать больше: читайте книги основоположника удомельского краеведения Н.А. Архангельского!

Источники:
1.Вся Россия. Русская книга промышленности, торговли, сельского хозяйства и администрации. Торгово-промышленный адрес-календарь Российской империи. Изд. 1895 г. URL: http://istmat.info/node/47621
2.Вся Россия. Русская книга промышленности, торговли, сельского хозяйства и администрации. Адрес-календарь Российской империи. Изд. 1897 г. URL: http://istmat.info/node/47634
3.Вся Россия. Русская книга промышленности, торговли, сельского хозяйства и администрации. Адрес-календарь Российской империи. Изд. 1900 г. URL: http://istmat.info/node/47637
4.Вся Россия. Русская книга промышленности, торговли, сельского хозяйства и администрации. Адрес-календарь Российской империи. Изд. 1902 г. URL: http://istmat.info/node/47639
5.Вся Россия. Русская адресная и справочная книга фабрик, заводов, торгово-промышленности и администрации на 1912 год. Адрес-календарь. Изд. 1912 г. URL: http://istmat.info/node/47647
6.Вся торгово-промышленная Россия. Торгово-промышленный отдел. Изд. 1913 г. URL: https://dlib.rsl.ru/viewer/01003801875#?page=1

26 сентября 2017 г.

О том, как Яковлевы оказались в Ножкино, или жизнь солдат в XVIII в.

Как выяснилось ранее, мои предки – выходцы из деревни Ножкино, что на реке Мста (см. рассказ «Яковлевы и река Мста»). А теперь, изучая далее архивные материалы, я обнаружила, что оказались они в деревне Ножкино благодаря одному отставному солдату. Об этом я и расскажу в этой истории.

Млёво на карте Менде, XIX век
В середине XVIII века в старинном селе Млёво проживал крестьянин Леонтий Ларионов с женой и детьми. Расположено это село в очень красивом месте. Между высокими холмами протекает река Мста, вокруг – древние курганы VI-VIII вв., напоминающие о том, как давно поселились люди в этом краю. И это легко объяснить  – по Мсте проходил древний водный путь, здесь торговые караваны шли на юг – к Волге, и на север – к Новгороду. «Перекресток водных и сухопутных путей, удобная пристань и место торжища, нахождение на границе Новгородских и Тверских земель определило судьбу Млёва, как крупного торгового села».(1) 
В семье Леонтия Ларионова было пятеро детей: Федот, Филипп, Настасья, Корнилий, Семён. Поскольку село Млёво в XVIII веке было вотчиной Новгородского Кирилловского монастыря, сам Леонтий и члены его семьи были монастырскими крестьянами.
Новгородский Кириллов монастырь
В 1752 году семья Леонтия переселяется в деревню Хмельники. Что послужило причиной этого переселения, сегодня сказать трудно. Деревня Хмельники в то время состояла всего из пяти дворов и также была владением Новгородского Кирилловского монастыря. 

И с тех пор дети и внуки Леонтия Ларионова проживали в этой деревне. Все, кроме одного… Старший сын Федот Леонтьев 17ти лет был сдан в рекруты: стал солдатом и покинул отчий дом.

Рекрутская повинность была введена Петром I в 1705 году как способ комплектования Российской армии. Для крестьян эта повинность была общинная, то есть правительство указывало лишь число рекрутов, подлежащих сдаче, а общины сами решали, кто и на каких основаниях должен быть сдан. Постепенно выработалась так называемая очерёдная система, основанная на учёте рабочей силы каждой семьи. Таким образом, в 1757 году при наборе рекрутов выбор пал на семью Леонтия Ларионова – Федот Леонтьев отправился отбывать рекрутскую повинность…
Вот такой была жизнь солдат в XVIII веке:
«Рекрут XVIII столетия после долгой дороги попадал в свой полк, который становился для молодых солдат родным домом — ведь служба в XVIII веке была пожизненной. Только с 1793 года её срок был ограничен 25 годами. Новобранец принимал присягу, навсегда отделявшую его от прежней жизни; получал из казны шляпу, кафтан, плащ-епанчу, камзол со штанами, галстук, сапоги, башмаки, чулки, исподние рубахи и портки…
Приходя в роту или эскадрон, вчерашние мужички-общинники включались в привычную для них форму организации — солдатскую артель («чтоб не меньше восьми человек в каше было»). При отсутствии развитой системы снабжения (и привычных для нас магазинов и лавочек) русские солдаты приспособились обеспечивать себя всем необходимым. Старослужащие обучали новичков, опытные и умелые закупали на артельные деньги дополнительный провиант, сами чинили амуницию и шили мундиры и рубахи из казенного сукна и полотна, расторопные на постое нанимались на заработки. Деньги из жалованья, заработков и наградных отчислялись в артельную кассу, во главе которой солдаты избирали степенного и авторитетного «расходчика», или ротного старосту».(2)
«Основу солдатского рациона составляли крупы, а также мука и вода, из которых пекли сухари. При возможности добавлялись квас и капуста, с которой варили щи. Рационы выдавались на каждую солдатскую артель, все члены которой питались совместно. Мясо или рыбу покупали, а часто добывали грабежами — обычная практика, несмотря на драконовские меры наказания грабителей и мародеров»(3)
«С первых же дней новобранцу внушали, что теперь «он уже не крестьянин, а солдат, который именем и чином своим от всех его прежних званий преимуществен, отличается от них неоспоримо честью и славою»… Рекрутам рассказывали историю их полка с упоминанием сражений, где этот полк участвовал, и имен героев и полководцев. В армии вчерашний «подлый мужик» переставал быть крепостным, если был им прежде. Крестьянский парень становился «государевым слугой» и в эпоху постоянных войн мог дослужиться до унтера и даже — если повезет — до обер‑офицера...» (2)
«Наказания и жестокие избиения были обычной практикой всех армий середины XVIII в., но русская военная дисциплина поддерживалась особенно жестокими методами... Солдат полагали собственностью их офицеров, и любой начальник мог приказать подвергнуть солдата порке; полковые командиры в буквальном смысле располагали жизнью и смертью своих людей…
Все эти тяготы переносились во многом благодаря покорности и стоической натуре ставших солдатами крепостных. Эти же личные качества позволяли целым русским полкам переносить тяжелые потери на поле боя без падения дисциплины и боевого духа... Прусский офицер, участвовавший в сражении при Цорндорфе (1758) говорил о своих русских противниках, что «даже выстрел в грудь не всегда мог повергнуть их наземь. У пруссаков не оставалось иного выбора, как рубить всякого, кто оказывался на пути». Говорят, Фридрих Великий высказывался в том смысле, что русского недостаточно убить; после этого его еще нужно свалить на землю».(3)

В каких же сражениях мог принимать участие Федот Леонтьев?
В 1757 году Россия вступила в Семилетнюю войну (1756-1762), которую вели Пруссия и Англия с одной стороны и коалиция Франции, Австрии, Польши, Швеции, России, Испании с другой. Русские войска вели сражения в Европе на территории Восточной Пруссии (столица – Кенигсберг).
В 1768-1774 гг. проходила Русско-Турецкая война. Сражения на суше велись на территории Молдавии, Бессарабии, Валахии. В ходе войны русская армия разгромила турецкие войска в битвах при Ларге, Кагуле и Козлуджи, а средиземноморская эскадра русского флота нанесла поражение турецкому флоту в Хиосском сражении и при Чесме. По Кючук-Кайнарджийскому мирному договору к России отошли степь между Днепром и Южным Бугом, Большая и Малая Кабарда, Азов, Керчь, Кинбурн, Еникале. А главное — Крым получил независимость от Турции. Россия закрепилась на Чёрном море.
Возможно, в этих сражениях участвовал и солдат Федот Леонтьев из деревни Хмельники.
Надо сказать, что люди, попавшие по рекрутскому набору в солдаты, из своего бывшего сословия переходили в состав военного сословия, они освобождались от платежа всех государственных податей и выполнения государственных повинностей. Выходя в отставку, они становились лично свободными людьми, имели право владеть землей и могли выбирать место жительства и занятий, а в случае неспособности к труду они получали небольшую пенсию.
Но нужно понимать, что при условии пожизненного срока службы выйти в отставку мог только тот, кто был не в состоянии продолжать службу, т.е. человек больной или увечный. Видимо, таковым и был Федот Леонтьев, когда в 1782 году, спустя 25 лет, вернулся в родные края с женой и сыном.
В российской армии нередки были случаи, когда в период службы солдаты находили себе невест и подавали рапорт начальству о дозволении жениться. «Офицеры признавали благотворное влияние семейной жизни на нравственность, поведение солдата и его отношение к службе. Поэтому они старались не препятствовать устройству солдатом своей семейной жизни. Командиры полков отмечали, что семейные солдаты становились степеннее и рассудительнее, имели определённые цели и прочие привязанности» (4)

Но не в деревне Хмельники поселился отставной солдат: он выбрал для проживания соседнюю деревню Ножкино.
Многие солдаты, выйдя в отставку, уже не возвращались к прежнему крестьянскому труду. И причина этому не только и не столько здоровье: в армии солдаты изучали грамоту, осваивали множество ремесел, так необходимых в армейской жизни. Поэтому отставные солдаты часто селились в городах, крупных населенных пунктах, где они могли заниматься ремеслом.
Вот и Федот поселился неподалеку от родных, но в другой деревне – на бойком месте – в Ножкино, где была пристань, кипела торговая жизнь, и грамотный, умелый и расторопный человек мог найти применение своим способностям и устроиться в жизни.
Барка на реке Мста
К сожалению, выйдя в отставку, Федот Леонтьев прожил недолго. Уже через год жена его, Федосья Михайловна, 39 лет, остается вдовой.  А еще через год, в 1784, его сын Степан Федотов женится, создает свою семью, тем самым положив начало поколению своих «ножкинских» внуков и правнуков, в числе которых и Яков Яковлев, о котором я уже писала в статье «Яковлевы и река Мста»
А в середине XIX века правнуки Степана Федотова – Степан и Михаил Яковлевы, переедут в Бологое и начнут строить свою жизнь на новом бойком месте.

Вот такие истории из прошлого семьи Яковлевых можно узнать, покопавшись в метрических книгах и исповедных ведомостях и добавив к этому сведения из истории нашей страны.


Ссылки в тексте:
1.            Подушков Д. Село Млёво // Удомельская старина № 23. URL: http://starina.tverlib.ru/us-0031.htm
2.            Курукин И. Как развлекались и чем жили солдаты и офицеры //  Курс № 28 Русское военное искусство, Arzamas 2017. URL: http://arzamas.academy/materials/871
3.            Констам А. Русская армия в Семилетней войне. Пехота. URL: https://www.e-reading.club/bookreader.php/1007132/Konstam_-_Russkaya_armiya_v_Semiletney_voyne._Pehota.html

4.            Щербинин П. Жизнь русской солдатки в XVIII-XIX веках. URL: http://www.reenactor.ru/ARH/PDF/Cherbinin_02.pdf